Поиск

Вход на сайт

Календарь

«  Январь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Наш опрос

Кто был лидер группы?
Всего ответов: 7

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru



Среда, 24.01.2018, 04:16
Приветствую Вас Гость | RSS
НИЧЕВОКИ
Главная | Регистрация | Вход
Краткая история Ничевоков


История литературной группы "Ничевоки" была краткой, но блистательной. Пожалуй, справедливо будет сказать, что это самая нашумевшая история поэтического авангарда начала XX века.

Краткая хроника Ничевоков

1919: (август) Рюрик Рок, в голове которого уже созрела идея ничевоков, избирается в состав президиума Всероссийского союза поэтов. О новом течении еще никто - ни сном, ни духом.
1920: в издательстве "ХОБО" (Москва) выходит сборник "ВАМ!", приписываемый ничевокам. В него включены - манифест, стихи А.Ранова и Р.Рока. Позже этот сборник был аннулирован группой (объявлен сборником 00 ("Два нуля"). Посредством такой интриги группа привлекла к себе внимание не только читателей, но и всего поэтического бомонда.
1920: Рюрик Рок едет в Ростов-на-Дону, где организует "Кафе поэтов". В кафе выступали, в частности В.Хлебников, А.Мариенгоф, С.Есенин, С. Мар, О.Эрберг. После 1945 в помещении кафе находился всемирно известный общественный туалет "На газетном".
1920: (август) появляются ростовские манифесты группы.
1920: (сентябрь) Валерий Брюсов пишет рецензию на книгу "От Рюрика Рока чтение", которая выходит в Госиздате РСФСР, а также в 1921 году в издательстве "ХОБО" (Москва).
1921: (апрель) появляются московские манифесты группы.
1921: (сентябрь) поэты группы выступают на "Вечере всех поэтических школ и групп"
1922: (январь) поэты группы выступают на "Чистке поэтов" в Политехническом музее в Москве.
1922: (март) выходит программный сборник манифестов "Собачий ящик".
1922: (ноябрь) второе издание сборника "Собачий ящик". В нем публикуется "Открытое письмо Маяковскому", в котором его обвиняют в утаивании рукописей В.Хлебникова.
1922: (август) трагическая гибель Сергея Садикова. Группа практически прекращает активную деятельность.
1923: выходят поэмы Рюрика Рока "Сорок Сороков", "REQUIEM AETERNAM", "Фармазоны".
1923: выходит перевод кино-поэмы "Чаплиниада" Голля.
1923: Рюрик Рок пойман на подделке печати Всероссийского сюоза поэтов и печати фальшивых талонов на хлеб. Группа распадается окончательно.


«Россия не знала дадаистского движения. Несколько «ничевоков»... не переросли своих ростоводонских пределов, и их теория столь же глубоко провинциальна, как смиренна их практика».
А. Эфрос

 

"В Политехническом музее близ Лубянской площади выступали со своими стихами какие-то новые персонажи, в том числе ничевоки (один из которых, наш второкурсник, по-моему, просто нарочно валял дурака; мы-то это знали и удивлялись, как ему аплодируют, а не побьют просто-напросто)."
Александр Мясников. Пульс России: переломные моменты истории страны глазами кремлевского врача. М.Эксмо, 2014 г.

 

«Я, какой-то барышне:
- Что это?
- Борис Николаевич.
- Лекцию читает?
- Нет, слушает ничевоков.
- Ничего - чтo?
(Барышня, деловито:)
- Это новое направление, группа. Они говорят, что ничего нет.
Подхожу. То есть как же слушает, когда говорит? Говорит, не закрывая рта, а обступившие его молодые люди, эти самые ничевоки, только свои раскрыли. И, должно быть, давно говорит, потому что, вот, вытер с сияющего лба пот.
- Ничего: чего: черно. Ч - о, ч - чернота - о - пустота: zero. Круг пустоты и черноты. Заметьте, что ч - само черно: ч: ночь, черт, чара. Ничевоки... а ки - ваша множественность, заселенность этой черной дыры мелочью: чью, мелкой черной мелочью: меленькой, меленькой, меленькой... Ничевоки, это блохи в опустелом доме, из которого хозяева выехали на лето. А хозяева (подымая палец и медленно его устремляя в землю и следя за ним и заставляя всех следить) - выехали! Выбыли! Пустая дача: ча, и в ней ничего, и еще ки, ничего, разродившееся... ки... Дача! Не та бревенчатая дача в Сокольниках, а дача - дар, чей-то дар, и вот, русская литература была чьим-то таким даром, дачей, но... (палец к губам, таинственно) хо-зя-е-ва вы-е-ха-ли. И не осталось - ничего. Одно ничего осталось, поселилось. Но это еще не вся беда, совсем не беда, когда одно ничего, оно - ничего, само - ничего, беда, когда - ки... Ки, ведь это, кхи... При-шел сме-шок. При-тан-це-вал на тонких ножках сме-шок, кхи-шок. Кхи... И от всего осталось... кхи. От всего осталось не ничего, а кхи, хи... На черных ножках - блошки... И как они колются! Язвят! Как они неуязвимы... как вы неуязвимы, господа, в своем ничего-ше-стве! По краю черной дыры, проваленной дыры, где погребена русская литература (таинственно)... и еще что-то... на спичечных ножках - ничегошки. А детки ваши будут - ничегошеньки.».
Из воспоминаний М.Цветаевой - Андрей Белый беседует с ничевоками.
(Цветаева М. Пленный дух: Моя встреча с Андреем Белым / Москва.1967.№4.стр.123-125) 

 

«Когда Есенин пришел в салон, признаюсь, я без обиняков спросил его, почему он делает тайну из того, что говорят о нем члены правительства и ЦК партии. 
— Садись! — предложил он. И задал мне вопрос:— Ты в Союзе поэтов бываешь? 
— Бываю. Верней, бывал. Сейчас редко захожу. 
— Как относятся к тебе молодые поэты? 
— Да по-разному. Дир Туманный — хорошо. Рюрик Рок все допытывается, как я попал в имажинисты. Я говорю: прочитали стихи — приняли. 
— Допытывается? Наверно, метит к нам? 
— А он это не скрывает! 
— Ладно! Буду выступать, скажу о ничевоках. Попляшут. Только напомни! 
И, выступая в клубе поэтов, сказал улыбаясь: 
— Меня спрашивают о ничевоках. Что я могу сказать? — и закончил под аплодисменты: — Ничего и есть ничего!..»
(Ройзман М.Д. Всё, что помню о Есенине. –М., «Советская Россия», 1973)

 

«И вдруг из-за кулис на эстраду вышли три резко дисгармонирующие с окружающей обстановкой фигуры поэтов-ничевоков. 
Все в высоких крахмальных воротничках, с белыми накрахмаленными манишками, в элегантных черных костюмах, лаковых башмаках, у всех волосы сверкают бриллиантином.
На груди выступавшего впереди ничевока поверх манишки красный платок, заткнутый за крахмальный воротничок. В зале поднялся вой. 
Однако, по мере того как ничевок с красным платком на груди читал манифест ничевоков, вой и шум в зале стихал. Как ни потешны были эти три ничевока, кое-что в их манифесте понравилось публике. 
Одобрительно приняли заявление, что Становище ничевоков отрицает за Маяковским право «чистить» поэтов. Но когда ничевоки предложили, чтобы Маяковский отправился к Пампушке на Твербул (то есть к памятнику Пушкина на Тверской бульвар) чистить сапоги всем желающим, вой и шум снова усилились. 
Враждующие между собой части публики объединились против ничевоков. 
Одна часть была возмущена выступлением ничевоков против Маяковского, другая тем, что ничевоки посмели назвать памятник Пушкину «Пампушкой».
Маяковский с неулыбчивым, строгим лицом поднял руку.
Зал стих.
— Товарищи и граждане,— спросил Маяковский у зада,— вы обратили внимание, что грудь ничевока прикрыта красньм платком?
— Обратили!!!
— Хотите знать, зачем ничевоку понадобилось прикрыть манишку платком?
— Хоти-им!!! Говорите!!
— Это для того, чтоб из его носа не накапало на манишку!
Ничевоки были посрамлены. Под улюлюканье зала они покидали эстраду.»
(Эм.Миндлин.  Необыкновенные собеседники. Книга воспоминаний / Советский писатель Москва 1968)

 

«Группа ничевоков просуществовала около трех лет, а исчезла буквально за тридцать минут. В начале 1923 года заседало правление Союза поэтов, вопросов было много. Около одиннадцати часов ночи представитель ничевоков Рюрик Рок спохватился, что запаздывает в гости, извинился и выбежал из комнаты.
Когда после заседания мы собрались расходиться, кто-то обратил внимание на туго набитый портфель, лежащий на подоконнике. Чей он? Никто на этот вопрос ответить не мог. Тогда председатель ревизионной комиссии открыл портфель и извлек оттуда хлебные, продуктовые, промтоварные карточки, ордера на готовую обувь, головные уборы, мужскую и женскую одежду. Все дело объяснили вторые штамп и печать союза (первые хранились под замком в ящике письменного стола в комнате президиума). Стало ясно: Рок заказал штамп и печать, подделал, подпись председателя союза (в. тот год им был, И. А. Аксенов) и написал требования на всевозможные карточки и ордера. Он мог сбыть их на Сухаревке.
Председатель ревизионной комиссии позвонил по телефону в уголовный розыск, оттуда приехали оперативные работники, составили акт, захватили с собой портфель. Той же ночью Рюрик Рок был арестован, и группа ничевоков распалась.»
(Ройзман М.Д. Всё, что помню о Есенине. –М., «Советская Россия», 1973)

 


Copyright MyCorp © 2018